Битва за Тбилиси. Февраль. 1921 год

 

Планы противника

18 февраля В. Гиттис получает приказ взять Тбилиси, Сурами, Боржоми силами 11-ой армии. В то же время Терская группа должна была взять Душети. В этот же период 9-ая армия, базировавшаяся в Сочи, при поддержке местных сепаратистов, должна была взять Гагры и Сухуми.

Что касается Тбилиси. Анатолий Геккер (командующий 11-ой армией) получил приказ взять Тбилиси не позднее 19 февраля. Т.е. на операцию отводилось не более 2-х дней.

Перед правым крылом 11-ой армии стояла задача взять Сигнахи, перерезать пути отступления из Тбилиси (взять ж/д станцию Авчала), взять Мцхета.

Левое крыло 11-ой армии (правый берег Куры) намеревались взять Коджори, по возможности Манглиси, и только после этого уже входить в Тбилиси с юга (через Соганлуги). В случае успешного взятия Манглиси, эти части должны были создать плацдарм для дальнейшего продвижения в сторону Ахалкалаки (через Цалку и т.д.).

 

 

Оборона Тбилиси. 18-20 февраля 

Итак, после практически беспрепятственного вторжения, РККА отложило штурм Тбилиси на 18-ое. За этот короткий период Квинитадзе сумел организовать оборону вокруг города, что для красной армии оказалось сюрпризом. Правда, многим пришлось пожертвовать. Например, войскам, готовившимся к боям с 9-ой армией в Абхазии, было приказано вернуться в столицу. В Гаграх оставался только необходимый минимум для ведения арьегардных боев, направленных на износ противника. Для защиты города, этого бы не хватило.

Соганлугский фронт. 18 февраля. Рано утром грузинская разведгруппа засекла передвижение противника. В то же утро бронепоезд (линия Тбилиси-Рустави. Левый берег Куры) с тяжелой артиллерией, установленной на платформах, "обработал" Ялгуджскую высоту, где красная армия уже установила гаубицы, сулившей неприятности для Соганлугского фронта (и не только). В итоге, бронепоезда лишили центральную группу 11-ой армии арт. поддержки. Что было хорошо.
Днем ничего серьезного не происходило. Все завертелось в ночь с 18-ого на 19-ое.

19 февраля. Горный хребет (линия Соганлуги-Шавнабад-Табахмела-Коджори) сыграл положительную роль в обороне столицы. Несмотря на малочисленность грузинских войск на этой линии, все атаки красной армии в этот день были отбиты.
В ходе боев РККА понесло ощутимые потери. К концу дня 54 бригада 20-ой дивизии вынуждена была отступить, потерпев поражение в районе Шавнабада. А вот 58 бригада в боях около Соганлуги была практически уничтожена. В этот день по отступающим "отработали" бронепоезда (те самые, которые выбили артиллерию с Яглуджа) и аэропланы (2 боевых вылета).
В итоге, потери 58-ой бригады - 530 убитыми, и порядка 1000-1500 было взято в плен.

Соганлугская битва (18-19 февраля). Чуть подробнее Соганлугскую битву описал Паата Гигаури в статье, основанной на воспоминаниях Мазниашвили и Квинитадзе.

18 февраля к 8 часам вечера разведгруппа Горийского батальона обнаружила передвижение большой колонны противника. К 22 часам колонна обошла Ялгуджский хребет по правому берегу Куры и продолжила продвижение паралельно центральной дороги к селу Соганлуг.

Горийский батальон и разведгруппы оставили наблюдательные посты и вернулись в окопы. С машин оставленных для наблюдения за передвижением противника, пришло сообщение что противник направляется в сторону Соганлуг. Через два часа в штаб вернулись бронированные автомобили, по которым красноармейцы открыли огонь. Начальник Хашурской гвардии сообщал, что ни впереди ни с левого фланга его позиций враг не обнаружен. Тоже самое отрапортавали в штаб и с бронепоезда стоявщего на Кумысском вокзале. Противник не наблюдался и на участке 9-ого батальона, стало ясно, что нападения надо ожидать в отрезке от Куры до железнодорожной санции Соганлуг, противник явно шел по центральной трассе.

К 23 часам пропала связь с Хашурским батальоном. К этому моменту бронепоезд перевели ближе к мосту, недалеко от станции. Мазниашвили решает самому навестить солдат на передовой линии и отправляется к окопам Горийского батальона. Генерал еще не успел принять все рапорта, как начался интенсивный обстрел, был примерно час ночи. Бронепоезд загнали на станцию, он подобрал часть солдат и снова вернулся на позицию у моста.

Услышав выстрелы, с Тбилиси связались со штабом Мазниашвили. Подполковник Утмелидзе сообщил в столицу, что Мазниашвили находится на передовой а о причинах стрельбы ему ничего не известно. Центральный штаб оказался в растерянности, они не знали была ли то случайная стерьба , ложная тревога или это был огневой контакт с противником. Казалось маловероятным, что русские пойдут в ночное наступление без предварительной разведки. Пока в штабе решалось что предпринять, связь оканчательно пропала, и русские сумели взять железнодорожную станцию, две пушки и взять в плен часть солдат и офицеров, в том числе и начальника штаба Утнелидзе.

Находящийся в Тбилиси главнокомандующий Квинитадзе остался без информации, но попозже на связь с главным штабом выходит подполковник Гургенидзе находящийся в казармах в Навтлуги. Гургенидзе сообщает в штаб об интенсивном артилерийском обстреле, это означало, что грузинские подразделения все еще стояли на своих позициях и не отступали. На передовую линию направляют автомобиль с членами штаба, Генерал Джиджихия был готов по тревоге поднять гвардейские подразделения находящиеся в Навтлуги, несмотря на то, что солдаты нуждались в отдыхе и были несколько неорганизованны. Другого пути не оставалось. Квинитадзе приказывает Джиджихия держать Навтлугские подразделения в готовности и ждать последующего приказа. К этому моменту с Навтлугского медпункта раздается звонок врача, который спрашивает куда перевести 15 раненных, стало ясно, что стрельба слышная в Тбилиси означала наступление противника. В частях народной гвардии обьявили тревогу. Командующего гвардией Валико Джугели направили к Мазниашвили, ему же поручили вступить в бой с одним батальоном а также выдвинуть бронепоезд и автомобили от Соганлугского моста к передовой линиии.

В главный штаб явился посланный Мазниашвили офицер спросьбой помочь боеприпасами, он же сообщил, что батальон отступать не намерен. На передовую отправили грузовик с боеприпасами. По мнению Квинитадзе, главной задачей было сдержать ночное наступление противника, так как при дневном свете сдерживание и даже уничтожение врага находящегося под высотами, Квинитадзе не представлялось сложной задачей. Такова была обстановка в ночь на 19 Февраля в главном штабе.

На передовой. После того, как Поничальская станция была занята противником, в битву включился батальон пограничников. с 9-ого батальона Мазниашвили докалдывали, что пограничники удерживают позиции и успешно отражают вражеские атаки. После часа бесплодных попыток русские прекратили штурмовать укрепленных на высоте погрничников и начали штурм Горийского батальона. Пограничники держали противника под непрерывным огнем и дали продержаться Горийскому батальону до прихода помощи. Валико Джугели подоспел с на помощь с имеретинским батальоном народной гвардии и бронетехникой. В итоге штурм ослаб, а к утру и вовсе прекратился.

Надо отметить, что смешанный батальон военного училища и кадетского корпуса находился в районе Табахмела и наблюдала за Соганлугской битвой. Из воспоминаний юнкера Матикашвили: "армией на этом участке руководил непобедимый генерал Мазниашвили... с высот Табахмела как на ладони было видно поле боя, особенно ночью. Мы еле могли усидеть на месте, так велико было желание помчь своим и ринуться в бой слыша грохот пушек и видя огненное скольжение снарядов... На второй день из рук в руки передавали сообщение Главнокомандующего об отражении атаки и доблести наших товарищей."

После стабилизации на фронта, Мазниашивли перешел в окопы к пограничникам и оттуда руководил боевыми действиями. Генерала беспокоили два вопроса; почему бездействовали со стороны Хашурского батальона. Было невероятно, чтобы 1300 солдат находящихся на хорошо укрепленной центральной позиции (такое число называет Мазниашвили в своих воспоминаниях) сдались врагу без боя. Контакт с Хашурским батальоном был прерван, так как между ними и пограничниками стоял враг. Вторым вопросом было дальнейшее возможное действие противника. было ясно, что их штурм потерпел провал, враг напоролся на хорошо укрепленные позиции и стало ясно, что грузины не собираются легко отдать свои позиции или отступать. Русские залегли на открытой местности,отчего их позиции хорошо просматривались и по ним велась прицельная стрельба. Не смотря на такое невыгодное положение, их не отзывали назад. Мазниашвили боялся, что к рассвету враг сменит направление атаки и направит свои силы к высотам Шавнабада, где неполный 9-ый батальон защищал несколько километров фронтовой линии и прорваться не представлялось сложным. Это бы привело к прорыву фронтовой линии и враг легко проник бы в Тбилиси. Не было связи, не было видно вспомогательного резерва и артиллерии.

На рассвете батальон пограничников спустился с высот и вступил в бой, видя штурм пограничников, гвардейцы присоединились к штурму. замерзший и уставший противник отступил а часть сдалась в плен. По разным данным в плен сдались от 1000 до 1600 солдат противника, хотя большая часть русских пробилась к Иалгуджскому хребту. Грузинские подразделения восстановили первоначальную линию фронта. У Мазниашвили не оказалось ни кавалерии и резерва, чтоб преследовать отступающего врага. Убегающих обстреливала артилеррия и два аэроплана. Противник потерял более 500 солдат убитыми, отступил на центральном участке фронта.

Куда делся Хашурский батальон? Как только началась стрельба у окопов Горийского батальона, находящегося слева от Хашурцев, подразделение в полном составе покинула позицию и пройдя между батальоном пограничников и частями 9-ого , просто покинуло фронт не вступая в бой и никому об отступлении не сообщив. Недисциплинорованность народной гвардии временами переходила все мыслимые границы.

Утром Квиникадзе прибыл в Соганлуг, где встретился с Мазниашвили:" Мы молча обнялись. Задача была выполнена и не было нужды в словах. Все равно я сделал выговор генералу за то, что он вышел на передовую линию боя несмотря на потерю связи с Тбилиси."
"Времени ликовать не было, враг занял Коджори и Тбилиси грозила новая беда."

"მოგონებანი" (გ. მაზნიაშვილი. 1927 წ)
"ჩემი მოგონებები საქართველოს დამოუკიდებლობის წლებში 1917-1921" (გ. კვინიტაძე. 1985 წ)
"არმიის და გვარდიის რიცხოვნობის და ორგანიზაციის საკითხები" (დ. სილაქაძე. 2011-14 წ)
"იუნკრები" (ნ. მათიკაშვილი. 1990 წ)

Перевод: Н.А. 
Источник: legionerebi.com

 

Грузинские военные летчики

 

 

Расположение грузинских войск (Соганлугский фронт)

 

 

Табахмела-Коджорский участок фронта. Был эпизод, когда 19 февраля красная армия попыталась атаковать Табахмела. Но наткнулись на ожесточенное сопротивление юнкеров и кадетов под командованием полковника А. Чхеидзе (их всего-то было около 500 человек, на вооружении - 6 пулеметов и 4 пушки) .
К концу дня 96-ая пехотная бригада, усиленная кавалерией, ударила с левого фланга и взяла Коджори. Вот насчет кавалерии не все ясно. Как тут (см. фото) она смогла пройти - для меня загадка.
Итак, Коджори на время пал. Все это произошло из за нехватки боеприпасов у грузинских бойцов. Ситуация сложилась скверная - красная армия получила доступ к стратегической высоте, с которой могли спокойно обстреливать Тбилиси, плюс могли атаковать Табахмела с тыла.
Что происходило дальше. Генерал Квинитадзе собрал все резервы, в том числе 2 батальона новобранцев из Западной Грузии, и направил их штурмовать Коджори.

Рано утром, 20-го февраля, несколько десятков курсантов военной школы (командир - А. Чхеидзе) контратаковали наступающую 96-ую бригаду в районе села Цавкиси. Цавкиси располагается всего в 2 км северо-восточнее Коджори. Т.е. красные уже шли в сторону Тбилиси. 96-ую бригаду удалось сковать боем, а за это время грузинский резерв ударил по красноармейцам со стороны Цхнети и Табахмела. И далее, развив успех, начали штурмовать Коджори.
В этот день красной армии не повезло. В момент штурма, на Коджорских высотах только-только разворачивались артиллерийские расчеты. Так, несколько орудий было захвачено, и Коджори оказался под контролем грузинской армии.

К западу от Коджори складывалась неприятная ситуация. В результате нескольких атак, к концу 20-го февраля (или 21-го) Советская кавалерия все же взяла Манглиси. Грузинскому командованию пришлось растянуть фронт до Цхнети.

 
Полковник А. Чхеидзе
 
Грузинский кадет
 
Позиции юнкеров.
Источник - legionerebi.com

 

 

Орхевский участок фронта (Левый берег Куры). 19 февраля. Правый фланг. 26-ая пехотная бригада 11-й Армии взяла железнодорожный вокзал Рустави и продолжила наступление в сторону Тбилиси вдоль ж/д ветки Тбилиси-Елисаветполь (Гянджа. Азербайджан). Но наступление сорвали части грузинской армии где-то между поселками Караджала и Каратагла. Пришлось отступить.
Северо-восточнее ж/д красные, наступавшие в направлении Тбилиси из Сартичала, так же сломали зубы. Только об Орхеви-Лилойский фронт, и концу следующего дня (20 февраля) былы отброшены на восточную окраину Сагареджо.

 

Одним словом, блицкриг провалился. Тяжелые потери 11-ой армии немного остудили пыл красноармейцев на последующие 4 дня.
Много лет спустя, советские аналитики объясняли поражение отстутствием поддержки бронетехникой (взорванный Пойлинский мост задержал продвижение бронепоездов). Еще одной причиной посчитали суровую зиму 1921. Это как-то несерьезно звучит. В конце концов там, откуда пришли красноармейцы, снегом и морозами никого не удивишь. Скорее РККА подвела самоуверенность после легких побед при вторжении. А так же моральных дух обороняющихся в тандеме с руководстом опытных генералов.

 
Хребет Яглуджа

 

Шавнабадский монастырь (современный вид)
 
Скалы к югу от Коджори.
Вид с Коджорской крепости на Запад

 

 

Схема боевых действий (18-20 февраля)
Источник: conflicts.rem33.com/

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

Рейтинг@Mail.ru