Поездка в Давид Гареджи

< Часть первая. По дороге в Кахетию.

< Часть вторая. Квишишдар и монастырь Натлисмцемели. >

Чать третья. Давид гареджийская Лавра и монастырь Удабно.

Часть четвертая. Дорога домой. >

Местоположение на карте (GoogleMaps) + трек(*.plt) >

От Натлисмцемели до Лавры мы добрались не в пример проще и быстрее. Дорога ластилась как общительный котенок и сама ныряла под колеса наших машин. Ох уж эти степные грунтовые дороги! Они переменчивы, похуже любой женщины и в разы коварней. На обратном пути нам пришлось убедиться в этом на собственном опыте, а пока мы с ветерком катили вперед, любуясь пейзажами, которые становились все более и более холмистыми. И если по дороге в Натлисмцемели холмы застенчиво подпирали горизонт, выполняя функцию памятки – вы, мол, ребята, все же путешествуете по стране, на гербе которой смело можно было бы изобразить горы; то теперь холмики – младшие братья и сестрички холмов – памяток, уже подбирались к самой дороге, заглядывая в окна машины и застенчиво приглашая пообщаться.
Над главными воротами здесь значится дата – 1695 год. Атланты держат небо на своих плечах значительно дольше, но и этому каменному стражу довелось пережить не одну засуху, грозу и снегопад. Это, однако, не уменьшило, его зоркости и решительности – переквалифицировавшись, он теперь деловито заманивает проезжих в Лавру, с абсолютно невинными, разумеется, намерениями – угостить всех желающих лакомыми древностями, как Малыш Карслсона плюшками.
На подъезде к Лавре путников встречает сторожевая башня Чичхитури – зоркий страж, некогда охранявший монастыри от недругов, а сейчас высматривающий в степных просторах сравнительно немногочисленных гостей.

 

Лавра, Лавра… Про это место можно рассказывать много и долго, переплетая повествование историями о тех, кто основал эту пустынь, кто жил здесь и проявлял чудеса выносливости, упорства и удивительной преданности своей вере, но… все же гораздо интересней просто побродить по этим лестницам, переходам и пещерам, чувствуя их, пропитываясь их духом…
Лавра была основана в VI веке монахом-отшельником Давидом, одним из тех сподвижников веры, что пришел в Грузию из далекой Каппадокии, чтобы остаться здесь навсегда, став легендой и символом чужого народа.
При первом знакомстве с Давид Гареджи более всего впечатляет природный ландшафт, в который совершенно органично вписываются человеческие потуги соответствовать, обживать и покорять все дикое и непохожее на самого человека. Пласты горной породы – обнаженные, обветренные, до удивления гладкие, словно срезанные ножом; под углом сползают они с вершины хребта, разделяющего в наше время Грузию и Азербайджан. Этот слоистый пирог изрезан и изрыт ходами и пещерками, приспособленными под жилье, лестницами и переходами, водостоками и водосборниками жизненно необходимыми в месте, которое не зря зовется Удабно – Пустыня. Словно упрямый невиданный зверь вгрызся когда-то монастырь Давид Гареджи в эти древние скальные породы, постепенно каменея и обрастая как мхом садами и огородами; лапы его со временем превратились в стены, а на вздыбленной от невероятных усилий шерсти выросли башни и церковные крыши…
Мы оставили машины на несравненно более удобной «привратнецкой» площадке и, среди других туристов, достаточно немногочисленных, чтобы не вызывать желания сбежать куда-нибудь подальше от них, поднялись к Лавре. Этот монастырь, укрывшийся за высокой стеной и довольно компактный и уютный внутри, также, как и Натлисмцемели, действующий - все попытки нечаянно оказаться, где не положено, пресекаются здесь довольно бескомпромиссно. Увы-увы, на левую часть сего удивительного муравейника, ту, где обитают монахи и красуются пластиковые двери и окна, пришлось лишь облизываться и щелкать затворами фотоаппаратов.

 
 

 

Зато облазить лабиринты, доступные к посещению, нам никто не мешал, что мы и сделали, убедившись - жившие здесь в древности товарищи вовсю пользовались приставными лестницами, а вот для досконального исследования всех здешних закоулков наравне с разрешением необходимо еще и соответствующее снаряжение.

 

 

Заглянули мы и в церковь – неотъемлемую часть любого монастыря. О, времена, о нравы! Ну, скажите, вот кому в голову пришло закрасить внутри все древние фрески, превратив памятник культуры и истории в миленькую чистенькую и ну очень современенькую церквушку? Пытались законсервировать фрески? Не похоже, слишком уж расстарались с декором – выдержанном, кстати, в строгости и выполненном со вкусом. Как пример современного искусства Давид гареджийская церковь даже очень мила – она не вызывающа, уютна и приветлива – но все это можно оценить лишь при условии того, что придется полностью абстрагироваться от царящих вокруг всепоглощающих законов Ее Величества Старины…
Напоровшись на такое неуважение к древностям, мы выползли на солнышко и направили свои стопы вовне – туда, где нам обещали показать еще много и много интересного. Большинство приезжающих в Давид Гареджи ограничиваются осмотром лишь Лавры. И очень зря. Она, сама по себе, безусловно, того стоит, но вот еще один скальный комплекс, Удабно (Пустынь), скромно спрятавшийся за гребнем холма, является просто жемчужиной этих мест. Именно к нему мы и стали подниматься по извилистой тропинке, огибающей Лавру, намереваясь там же где-нибудь и перекусить.
Если вы хотите получить полное представление о Давид Гареджи, то хотя бы поднимитесь до гребня. Вид, который открывается отсюда, просто незабываем! Первое – это сама Лавра. Только с высоты она раскрывается полностью, как цветок лотоса. Все башенки и террасы, красные кирпичные крыши и крепостные стены…

 

А еще отсюда видны сады, укрывшиеся в узком ущелье между двумя срезами горной породы, на поверхности одного из которых - чуть ли не вертикальном и до неприличия гладком - выдолблены желоба – водостоки. Эти одинокие паутинки протянулись с геометрической точностью от вершины до самого ущелья, которое, благодаря ним курчавится веселым каракулем, предлагая спасительную тень и прохладу в жаркие летние дни. Как монахи в свое время смогли выдолбить в твердой как базальт породе все эти системы водоснабжения не менее удивительно, чем то, как удачно и продуманно устроила здесь все матушка – природа, подготавливаясь ко встрече своих первых двуногих гостей.
Мы вдоволь налюбовались видами, сидя на государственной границе, обозначенной длиннющим рельсом на невысоких, до полуметра, подпорках, который вихляет по самой кромке хребта с грацией хорошо отпраздновавшего Татьянин день студента. Давид Гареджи, благодаря своему географическому положению, довольно долгое время был нерешенным вопросом в отношениях Грузии и Азербайджана, и лишь сравнительно недавно комплекс полностью и официально стал считаться собственностью Грузии. Но это же географическое положение добавляет пикантности в осмотр его достопримечательностей – ну уж очень весело, пробираясь узкой горной тропкой, которая одновременно служит и рубежом страны, то и дело, сугубо из-за ландшафтных особенностей местности, оказываться за границей.
Перевалив за хребет, мы практически оказались на азербайджанской стороне. Как хотите, но что-то в этом было. Там, за спиной оставались пейзажи, напоминающие веселые игры атлантов. Выходя на «перекур» они когда-то забавлялись тем, что, запустив по локоть руку куда-то за край небосвода, лепили из красноватого света вселенной диски для метания, и, соревнуясь друг с другом, швыряли их в необъятные земные просторы. Некоторые из этих дисков – лепешек долетели и до Кахетинских степей, врезавшись под углом и застыв причудливыми морскими валами…

 

Здесь же, перед нами, на азербайджанской стороне расстилалась бархатистая степь – не дать, не взять, шкура оленя, на которой как мышцы под кожей, проступали небольшие холмы… Спокойная и умиротворенная в лучах стремящегося к вечернему отдыху Солнца, с ртутными ручейками рек и отполированной, как лунный камень, гладью дальних озер.
Лишь каньон, называемый драконьим, выделялся на этой замше степи старым рваным шрамом – легенда гласит, что в нем не растет трава с тех пор, как во времена Давида ангел испепелил огнем здесь зловредного дракона…

 
 

 

Проверить, так это или нет, не представляется возможности…
Мы брели вдоль холма - по левую руку от нас крутыми уступами сбегал вниз азербайджанский склон, по левую - лепились друг к другу выдолбленные прямо в породе кельи, залы и церкви монастыря Удабно. Они были очень разнообразны – от крошечных до довольно больших; в одних из них прекрасно сохранились фрески, чьи краски не померкли со временем, не смотря на яркий солнечный свет этих мест, в других нас встречала только современная наскальная живопись. 

Мы перекусили в одной из маленьких церквушек, в компании добродушных хозяев – святых, которые с ухмылкой взирали на то, как мы раскладываем на древнем алтаре свою снедь и радостно болтаем о том, о сем…

А далее были опять кельи, залы, церкви. Зрелище это совершенно не утомляет. Особенно хороша здесь трапезная рубежа VII-VIII веков и большая церковь центральной части – и фрески в сохранности, и масштабы впечатляют.

 

 

Даже интересно было бы прожить в этих местах сутки, встретив рассвет и проводив закат, представляя, как на склонах высоких холмов зажигаются одинокие полуночные свечи и как по утру над степными просторами разносятся старинные церковные песнопения… Правда, пограничники, что грузинские, что азербайджанские, вряд ли оценят эти романтичные порывы по достоинству. Но, так или иначе, Удабно, привлекающее еще и тем, что туристы сюда практически не поднимаются, удивительное место и для осмотра его надо оставлять достаточно времени. Его же у нас было в обрез. Солнце уже клонилось к закату, грозясь нырнуть в перину грозовых туч, в которые превратились давешние дружелюбные облака.
Мы перевалили обратно на грузинскую часть хребта и стали спускаться вниз в Лавру, под сизым небом, в котором – низко-низко, прямо у нас над головой - парили орлы… День заканчивался… Пора было, на скорую руку упаковав в рюкзаки все впечатления от Давид Гареджи, возвращаться обратно… к цивилизации… 

 

Рейтинг@Mail.ru

Рейтинг@Mail.ru